Даниил Хармс. "Пела - пела и вдруг..."

Один з небагатьох дописів російською мовою. Бо Даніїл Хармс, той, кого перекладати немає сенсу.

Отец и дочь

Было у Наташи две конфеты. потом она од-
ну конфету съела, и осталась одна конфета.
Наташа положила конфету перею собой на стол
и заплакала.
Вдруг смотрит — лежит перед ней на столе
опять две конфеты.
Наташа съела одну конфету и опять запла-
кала.
Наташа плачет, а сама одним глазом на
стол смотрит, не появилась ли вторая конфе-
та. Но вторая конфета не появлялась.
Наташа перестала плакать и стала петь.
Пела, пела и вдруг умерла.
Пришел Наташин папа, взял Наташу и отнес
ее к управдому.
 — Вот, — говорит Наташин папа, — засви-
детельствуйте смерть.
Управдом подул на печать и приложил ее
к Наташиному лбу.
 — Спасибо, — сказал Наташин папа и понес
Наташу на кладбище.
А на кладбище был сторож Матвей, он все-
гда сидел у ворот и никого на кладбище не
пускал, так что покойников приходилось хоро-
нить прямо на улице.
Похоронил папа Наташа на улице, снял ша-
пку, положил ее на том месте, где зарыл На-
ташу, и пошел домой.
Пришел домой, а Наташа уже дома сидит.
Как так? Да очень просто: вылезла из-под
земли и домой прибежала.
Вот так штука! Папа так растерялся, что
упал и умер.
Позвала Наташа управдома и говорит:
 — Засвидетельстуйте смерть.
Управдом подул на печать и приложил ее к
листку бумаги, а потом на этом же листке бу-
маги написал: «Сим удостоверяется, что такой
-то действительно умер».
Взяла Наташа бумажку и понесла ее на
кладбище хоронить. А сторож Матвей говорит
Наташе:
 — Ни за что не пущу.
Наташа говорит:
 — Мне бы только эту бумажку похоронить.
А сторож говорит:
 — Лучше не проси.
Зарыла Наташа бумажку на улице, положила
на то место, где зарыла бумажку, свои носоч-
ки и пошла домой.
Приходит домой, а папа уже дома сидит и
сам с собой на маленьком бильярдике с метал-
лическими шарикамми играет.
Наташа удивилась, но ничего не сказала и
пошла к себе в комнату расти.
Росла, росла и через четыре года стала
взрослой барышней. А Наташин папа состарился
и согнулся. Но оба как вспомнят, как они
друг друга за покойников приняли, так пова-
лятся на диван и смеются. Другой раз минут
двадцать смеются.
А соседи, как услышат смех, так сразу
одеваются и в кинематограф уходят. А один
раз ушли так и больше не вернулись. Кажется,
под автомобиль попали.

1 сентября 1936 года.


Share Tweet Send
You've successfully subscribed to Daily Buddha's Blog
Great! Next, complete checkout for full access to Daily Buddha's Blog
Welcome back! You've successfully signed in
Success! Your account is fully activated, you now have access to all content.